/ Три главных улицы Одессы

  • 0

Три главных улицы Одессы

Одесситы любят совершать моцион! Да и путь большинства известен… По Дерибасовской (мимо Горсада, дома де Рибаса, Ришельевского лицея), повернув на Ришельев- скую, мимо Оперного, по Ланжероновской, а далее – бульвар. На встречу с Пушкиным, дюком де Ришелье, дворцом Воронцова и Потемкинской лестницей. Мало кто догадывается, что этот моцион – прогулка по главным масонским местам города. Дерибасовская, Ришельевская, Ланжероновская – три главных улицы, три фамилии Достойных магистров масонства.

Хосе де Рибас, Арман де Ришелье, Луи Александр де Ланжерон были знакомы давно задолго до возникновения идеи  о создании «идеального города» в  причерноморском «Новом Свете». Идея его создания, возможно, возникла у них еще на корабле де Рибаса (командира Дунайской речной флотилии) во время штурма Измаила русской армией в конце 1790 году. Именно там, на торжественном пиру после взятия крепости, встретились вместе шесть человек, позже, создавших Одессу (шесть отцов – основателей). Командующий русской армией Александр Васильевич Суворов (масон с 30 – летним стажем), адмирал де Рибас – основатель Одессы, де Волан (его непосредственный помощник по составлению плана города и по постройке порта), герцог де Ришелье (через шесть лет после де Рибаса принявший градоправительство Одессы), граф де Ланжерон приемник Ришелье) и приемник Ланжерона генерал Инзов. Кроме указанных героев штурма Измаила на пиру на корабле де Рибаса участвовали представители высшей французской аристократии: принц де Линь (масон), герцог де Франсак, граф де Шеннон, маркиз де ля Кос.

Хосе (Иосиф Михайлович) де Рибас родился в итальянском городе Неаполь в 1749 году в семье испанского дворянина генерала Микеле де Рибаса женатого на ирландке из знатного рода лордов Дункан (существует фантастиче- ская и ничем не подтвержденная версия, что род де Рибасов происходит от «колена Вениамина – первого царя еврейского народа»). С 22 лет де Рибас служил славе России: храбро сражался в знаменитом морском сражении в Чес- менской бухте, во время Первой русско-турецкой войны. В начале 90-х годов ХVІІІ века де Рибас сдружился с Александром Суворовым, стал участником всех сражений Оча- ковской военной кампании, покорения Хаджибея и Аккер- мана, взятия Измаила, командовал Дунайской флотилией и гребным Черноморским флотом. Именно масон Суворов направил де Рибаса на строительство Хаджибея – Одессы, главной базы гребного военного флота. Екатерина Вторая лишь узаконила это назначение…

В 1794 году де Рибас стал одним из главных инициаторов основания города Одесса. Этим городом он управлял около трех лет, а затем (после смерти Екатерины II) был отозван в Петербург. Де Рибас стал основателем «невидимой» одесской партии, которая отстаивала необходимость строительства крупного города и порта в Одесской бухте. Эта партия хорошо понимала, что через Одессу, и далее в Европу, очень скоро потянутся корабли, груженные украинским хлебом, что Одесса станет баснословно богата благодаря хлебному экспорту, который до российского «открытия» Черного моря шел в Западную Европу через Польшу и Балтику.

Европа хотела кушать, и огромные деньги на хлебной продаже желали заработать многочисленные купцы, преимущественно французского, итальянского, немецкого происхождения. Купцы эти потянулись, в тогда еще «полудикую» Одессу и пользовались особым покровительством де Риба- са, де Ришелье, де Ланжерона. Эти купцы, вскоре заполнившие ложу «Понт Евксинский» (около 100 особ – почти все купцы иностранного происхождения, жившие в Одес- се), «ковали» тайную масонскую казну…

За 12 лет до основания Одессы де Рибас вступил в петербургскую масонскую организацию «Французская Ложа» (хотя, возможно, до этого он был масоном в Неаполе, где орден некоторое время процветал), а вскоре и в ложу «Благотворительность к пеликану». В Петербурге, в конце 70-х годов ХVІІІ века, он стал членом «невидимого» рыцарского Ордена «Капитул Феникса» (для масонов высших рангов), собиравшегося в условиях строжайшей секретности и управляющего масонской деятельностью во всей Российской империи.

Несмотря на многочисленные военные компании, награды, авантюры и карьерные взлеты, де Рибас считал основание Одессы главным делом всей своей жизни. Планирование, организация и реализация проекта по созданию Одессы происходило при поддержке его «невидимой команды» администраторов, строителей, специалистов, большинство из которых были масонами.

Одним из членов «команды» отцов-основателей стал голландский масон Франсуа – Пауль де Воллант (известен больше как де Волан). Интересно, что де Волан в 1781 – 1785 годах участвовал в боях на стороне американских штатов против английской армии и отличился в битве при Йорк- тауне. Где-то рядом за свободу США сражался и французский масон де Ланжерон, что так же отличился в битве при Йорктауне. В 1787 году де Волан неожиданно переходит на русскую службу и зачисляется офицером в Балтийскую эскадру адмирала и масона Грейга. В 1789 году де Волан ока- зывается в русской армии, которая сражается в Молдавии против турок, участвует в штурме Измаила, разрабатывает план нового города Николаева. С 1792 года де Волан назначается главным военным инженером при ставке Южной армии Суворова.

В 1793 году Суворов был назначен начальником «Экспедиции»по строительству крепостей» (в этом качестве он вполне может считаться отцом-основателем Одессы). Александр Васильевич посетил Хаджибей в начале 1793 года, ознакомился с мнением де Рибаса и де Волана, после чего заявил: «Порт строить только  здесь!»

Суворов выбрал Хаджибей – Одессу как главный город-крепость Причерноморья и приказал возводить в Хаджибее «мощную полевую крепость» (периметр стен крепости 1 600 метров, площадь – 12 га.), которую будет защищать 120 орудий и гарнизон в четыре полка. Суворов приказал перевести в Хаджибей (что состоял всего из нескольких хижин) из Херсона (который уже был значительным и обжитым городом) полевой штаб армии, главную квартиру

«Экспедиции по строительству крепостей».

Очаковская гавань была значительно удобнее одесской, ко времени основания Одессы Херсон и Николаев были уже обжитыми, развитыми городами и их можно было с успехом развивать… Одесса располагалась слишком близко к опасной турецкой границе, вдали от речных артерий и дорог, в городе чувствовалось отсутствия пресной воды…  но «отцы  –  основатели»  с  фанатизмом  отстаивали именно «Одесский план» создания города на Черном море.

Де Волан стал начальником всех работ по строительству крепостей и городов. План Хаджибея – Одессы, составленный де Воланом в начале 1794 года (утвержденный Екатериной II 27 мая 1794 г.) был ярким примером античных заимствований. Профессор А. Добролюбский указывал, что этот план имел «…значением и ценностью не сами по себе, а как повторение мифологического, идеального образца».

Руководя строительством укреплений бывшего турецкого городка Аджидера (Овидиополя) де Волан в 1795 году раскопал античную могилу (скорее всего вообще скифское погребение) в каменном ящике и объявил ее гробницей Овидия, придав району такой необходимый тогда «античный статус» (включил территорию в общеевропейскую традицию).

Из античных образцов масоны переняли идею о заклятии неупорядоченной первозданной природы, о приручении хаоса геометрией, «…представление об отделении богами тверди от хляби – о выделении организованного упорядоченного пространства из первозданного хаоса как об изначальном акте творения» (как пишет профессор А. Добролюбский). Геометрия для масонов была «святой наукой», направленной на совершенствование человечества, наукой, которой управляет Бог – Великий  Архитектор

Акт творения города начинался с избрания сакрального центра и священнодействия с солнечными лучами. «Основатели», выбрав «правильное» место, втыкали в землю копье, и оно, озаренное первым лучом восходящего солнца, отбрасывало на землю длинную тень, по которой проводи- ли плугом борозду, определявшую направление первой главной улицы – декумануса; к ней выставлялся перпендикуляр, становившийся второй главной улицей – кардином. Основание Одессы началось именно с сакральной первой борозды, о чем упоминали свидетели.

Профессор А. Добролюбский утверждал, что зимой 1794 года, когда создавался план Одессы «…солнце над Одессой восходит с отклонением к юго-востоку. Солнечные лучи в середине зимы идут вдоль улиц, параллельных нынешней Ланжероновской. Азимут восхода солнца, считаемый от точки севера по часовой стрелке, в середине января (по старому стилю)  составляет  около  120°».  По будущей улице Ланжероновской (а скорее всего, по будущей ул. Дерибасовской) была проведена линия декумануса, а по нынешней ул. Ришельевской – линия кардина. Одесса была разделена де Рибасом на 7 частей, сакральным центром города стала Соборная площадь. Возможно, намечалось два сакральных центра: в одном появился главный городской православный Собор и канцелярия градоначальника, в другом – театр, построенный по античным прототипам.

Греческий форштадт (район Нового рынка) проектировался под углом 45° к основной сетке и рассматривался как периферийная часть города. Расположение улиц Греческого форштадта соответствует линии декумануса на 22 августа – дню основания Одессы. «В этот день солнце восходит ровно под углом в 45° по отношению к плану Военного форштадта, в день рождения Одессы «кардинная» ось Греческого форштадта, по замыслу де Волана, становится солярной осью для всего города, его действительным «небесным полюсом… Солнце всегда встает над морем, диапазон изменений его точек восхода над Одессой составляет 70°» – утверждает профессор А. Добролюбский, назвавший Одессу «городом Солнца».

В таком случае, солярный центр Одессы оказывается на стыке Военного и Греческого форштадтов, а точнее – примерно на нынешнем углу Преображенской, Дерибасовской и Садовой. Создатели Одессы достигли гармоничного солнечного освещения всех улиц, сумев превратить Одессу в город Солнца.
Свидетелей строительства Одессы, еще на первых его этапах, поражала масштабность проекта нового города-порта: ширина улиц, сооружение мола и причалов.
Необходимо заметить, что Одесса создавалась и строилась (первые 50 лет свого существования под руководством масонов: де Рибаса, Пустошкина, де Ришельє, де Ланжерона, Инзова, Воронцова) по определенному сакральному плану, в котором отразилась масонская символика и при-
и Греческого. Просматривается сакральная ось – Гигантская лестница – памятник дюку де Ришелье – полукруглые дома (колонны у входа в Храм) – Екатерининская площадь (Потемкинцев), где «при основании Одессы» строился один из первых православных храмов. Далее, по прямой, путь преграждают два квартала, но если провести далее незримую прямую – ось, то она пройдет через Городской сад – главную канцелярию градоначальника – Соборную площадь и колокольню Собора.
Второй скрытой осью Одессы имеющей своим центром пересечение Дерибасовской и Приображенской будет ось, начинающаяся от «ворот города» (православная церковь в начале улицы Пастера) и вдоль длиннной улицы Пастера. Основной ориентир этой оси Римо-католическая церковь на Екатерининской, что держит «крест стабильности» Одессы. Если на основе этого «креста стабильности» построить квадрат, то проявится линия, которая соединит Католический Собор (где покоился прах Ланжерона), Покровскую церковь и Преображенскую вязка к сакральным центрам города выбранным еще де Ри- басом и де Воланом. Соборная площадь является сакральным центром Одессы – «пупом» города, местом пересечения основных магистралей шести улиц и связка двух форштадтов Военного церковь.
Вторым сакральным центром Одессы, намеченным еще де Ланжероном, стала площадь Приморского бульвара с памятником де Решилье. Профессор А. Добролюбский сак- ральным центром Одессы считает район Оперного театра (Ланжероновская угол Ришельевской), где, по его мнению, проходил обряд основания города.
В истории создания Одессы остался в тени другой инженер-основатель Иоганн – Георг (Егор Христианович) фон Ферстер, уроженец Брауншвейга, перешедший на русскую службу из прусской армии в 1786 году. В 80-е – 90-е года ХVІІІ века фон Форстер числится масонским мастером двух лож Петербурга: «Благотворительности к пеликану» (в той же ложе мастером был и де Рибас) и «Молчания». В первые десятилетия ХIХ века фон Форстер числится в столичной ложе «Петра к истине». Находясь в Одессе и ее окрестностях, фон Форстер, безусловно, входил в ближайший масонский круг де Рибаса – де Ришелье – де Ланжерона – Инзова и, скорее всего, был членом одесской ложи «Понт Евксинский».
Фон Ферстер и де Волан стали главными проектировщиками и строителями крепости в Овидиополе (Ферстер еще и ее первым комендантом в 1796 – 1799 гг.). В 1801 году подполковник фон Ферстер был назначен начальником инженерной команды по строительству Одессы и Одесской крепости (1801 – 1806 гг.). К концу 1801 года фон Ферстер составил уточненный проект торговой гавани и города Одессы (по проекту Ферстера было построено здание «для главного начальника города», в котором позже расположилось Коммерческое училище, а еще позже – Ришельевский лицей). В 1811 году, уже генералом, фон Ферсер снова едет в Одессу и составляет еще один план Одессы, на котором впервые был сформирован общественный центр в районе Одесского театра. В 1819 – 1821 годах генерал фон Ферстер, как начальник инженеров 2-й армии живет в Одессе, в 1821 году он назначается управляющим Херсонским округом.
Де Рибас покинул Одессу в начале 1797 года и более в Одессу не возвращался. Хотя и построил дом у Карантин- ной балки на Польской и отвел себе большой участок земли для строительства еще одного дома над портом в начале улицы Канатной. Де Рибас планировал обязательно вернуться в созданную им Одессу, но события в столице изменили его планы…
В Петербург де Рибас надеялся на карьеру при дворе и новые субсидии на строительство Одессы, но император Павел I в 1797 году удалил от себя масонских лидеров и заключил мир с Наполеоном, вызвав гнев европейских масонов, которые ориентировались на Англию. В 1799 году созрел заговор против монарха, в котором принял участие и де Рибас. Но в процессе реализации заговора в 1800 году де Рибас был отравлен. В 1801 году император Павел I был убит заговорщиками…
Недавно Одесская областная государственная администрация обратилась в посольство России в Украине с просьбой оказать содействие в вопросе перезахоронения останков основателя Одессы де Рибаса в Одессе, мотивируя свою просьбу тем, что его могила, находящаяся на Лютеранском участке Смоленского кладбища в Петербурге, была разграблена и сейчас остается без ухода.
Де Рибаса сменил контрадмирал, командующий гребным Черноморским флотом и масон Павел Васильевич Пустошкин (управлял Одессой около года. Командующий всем Черноморским флотом был так же масон Николай Семенович Мордвинов). Еще в 1780 году Пустошкин был принят в Кронштадте в ложу «Нептун» и вскоре стал мастером ложи (ложа «Нептун» пыталась самостоятельно создавать дочерние ложи в Российской империи). Возможно, Пустошкин поручил морскому офицеру и масону Степану Телесницкому начать формирование филиала ложи «Нептун» в Одессе.
В 1798 – 1799 годах контр-адмирал Пустошкин плавал с адмиралом Ушаковым к греческому Архипелагу и участвовал в формировании республики Ионических островов (о ней речь пойдет далее). В 1799 году состоялся прием Одесским магистратом послов Ионической республики Семи соединенных островов Архипелага во главе с масоном графом Орио.
Начало ХІХ века для Одессы – «период заброшенности», но и в этот период «Одесский проект» защищали масоны: сенатор Гагарин и генарал – губернатор Новороссийского края генерал Иоган фон Михельсон (масон суворовской школы).
В 1798 – 1803 годах писатель и поэт, банкир и президент комерц-коллегии князь Гавриил Петрович Гагарин, находясь в Санкт-Петербурге, требовал от правительства и императора утверждение планов развития Одессы. В конце 1802 года Гагарин написал бывшему градоначальнику Одессы Кирьякову письмо, где были такие слова: «Город Одесса и по сие время на сердце у меня лежит, как любимое дитя… Сие место дано от Бога России золотым источником». Гагарин знал, про что пишет, ведь управлял он финансами империи… В 1802 году, как правительственный ревизор, в Одессу прибывает масон Александр Васильевич Васильчиков – камергер и чиновник комерц-коллегии (подчиненный Гагарина). Васильчиков вместе с де Воланом разрабатывает план будущего строительства и управления Одессы, по которому Одесса должна была получить большие деньги на строительство и стать центром обширного Новороссийского края.

27 января 1803 года градоначальником маленького городка (немногим более 8 тысяч жителей) на «вновь приобретенных» степных задворках империи был назначен блистательный генерал и царедворец Арман Эмманюэль Софи Септимен де Винеро дю Плесси граф де Шеннон, герцог де Фронсак де Ришелье (1766 – 1822) – двоюродный внучатый племянник кардинала Ришелье (министра французского короля Людовика ХIII) и внук маршала Франции.
В 1786 году, ещё до перехода на русскую службу, де Ришелье становится членом парижской масонской ложи
«Олимпийское общество», далее – масонская карьера еще в двух ложах и место оратора в одной из парижских лож (уже тогда де Ришелье стал мастером – получил третий градус масонства). Среди масонских учителей де Ришелье был де Ланжерон (посвящен в масонскую ложу «Олимпийское общество» еще в 1782 году) и генерал и писатель принц Шарль – Жезеф де Линь. Де Ришелье и де Ланжерон были связаны 25 годами дружбы и схожей судьбой. Оба – сторонники прогресса, религиозной свободы и политической терпимости, поклонники литературы и либеральных идей экономиста Адама Смита.
Интересно, что де Линь, одним из первых французов- масонов, посетил Новороссийские степи в 1787 году. Он прибыл в крепость Елизаветград (Кировоград) – ставку русской армии, участвовал в осаде Очакова. Возможно, де Линь первым рассказал де Ришелье и де Ланжерону о бескрайних степях «Нового Света» Причерноморья. Тогда же, во второй половине 80-х годов ХVIII века, некий савойский или неаполитанский дворянин и масон Бартоломео Галлера (Галлери) открыл всю выгодность «Одесского проекта» и предлагал строить порт именно в Одесской бухте.
Принц де Линь, де Ланжерон и де Ришелье оказались в начале 1790 году в Вене, но возвращаться во Францию, охваченную революцией, у них не было намерения, и они отправились искать счастье в рядах русской армии, которая расположилась в захваченной у Турции Бессарабии. Все трое были приняты в Дунайскую флотилию под команду де Рибаса и участвовали во Второй русско – турецкой войне. Де Рибас и де Ланжерон отличились при штурме Измаила и были ранены.
В 1791 году де Ришелье получил чин полковника русской армии (до этого он служил во французской королевской армии капитаном). В 1792 – 1794 годах де Ришелье в компании с де Ланжероном участвует в боях корпуса принца Конде и австрийской армии против якобинской Франции. В 1795 году де Ришелье и де Ланжерон возвращаются в Россию. Де Ришелье вошел в свиту будущего императора Александра Павловича, был произведен в генералы и получил командование столичным Кирасирским полком. В 1800 – 1801 годах де Ришелье посетил Париж, но получив приглашение от Наполеона вступить во французскую армию, отказался.
Де Ришелье свободно владел латинским и древнегре- ческим, немецким, английским, итальянским, испанским, русским языками. В 1812 году де Ришелье становится по- четным членом недавно созданного Харьковского университета, в котором тогда «заправляли» масоны. Для столичного света было непонятно почему 37-летний генерал-лейтенант из свиты молодого императора, попросился назначить его в такую «глушь» – градоначальником заштатного городка. Никто не мог догадаться, что де Ришелье рассматривал свое «удаление на край света», как миссию демиурга.
В Одессе де Ришелье безраздельно «правил» с 1803 по 1814 год. Император Александр Павлович предоставил де Ришелье право для решения вопросов, превышающих пол- номочия градоначальника. Де Ришелье имел полномочия обращаться напрямую к императору для решения местных вопросов, минуя ведомственные, иерархические учрежде- ния. Одесса негласно и «неформально» была выделена из общей командно – административной системы Российской империи и представлялась «государством в государстве». Де Ришелье выступал против излишней государственной опеки молодого города со стороны имперского чиновничьего аппарата.
Подчеркивая «либеральный социальный эксперимент», де Рибас говорил: «Не будем слишком регулировать. Ведь мы стоим на почве новой». Де Ришелье пытался свести давление чиновников на общество до минимума, развивать самоорганизацию общества. В своих мемуарах де Ришелье напишет «…Одесса и Новороссия сделали такие успехи в кратчайший срок, как ни одно государство мира». Стоп! Государство? Уж не планировал ли де Ришелье создать не только идеальный город Одессу, но и идеальное государство «под него»? Тайна эта остается тайной, однако, неожиданный прогресс Одессы (несмотря на эпидемии и войны) остается неразгаданным феноменом.
С марта 1805 года де Ришелье становится еще и Херсонским военным губернатором, начальником Екатеринославской и Таврической губерний (с 1804 г. де Ришелье был и Управителем делами переселенцев Новороссии). Под его властью оказываются обширные территории, в которых закладывались новые социально – экономические отношения. Во времена правления де Ришелье в Одессе действовала тайная масонская ложа, но как она называлась (ложа
«Любителей литературы»?, «Нептун»? «Три царства Природы»? «Друзья Природы»? или «Понт Евксинский»? или…) история умалчивает. О членах этой ложи так же можно только догадываться. Скорее всего, в ложу входили: граф Петр Разумовский, Степан Телесницкий, Феликс де Рибас (брат основателя Одессы), Иосиф д’Оллон – племянник Ришелье, адъютант де Ришелье Иван Алексеевич Стемпковский и некий Жан – Шарль Дюбрек, француз из Марселя получивший диплом мастера «Великого Востока Франции» в 1812 году (диплом хранится в Одесском музее А. С. Пушкина).
Петр Алексеевич Разумовский, действительний камергер, член ряда масонских лож, жил в Одессе (с перерывами) с 1806 по 1835 год (был похоронен на Первом Христи- анском кладбище Одессы). Его отец – сенатор и граф Алексей Кириллович (1748 – 1822) – друг Сен – Мартена был масоном высших степеней, а в 1810 – 1816 годах министром просвещения. Сам Петр Разумовский воспитывался, как
«луфтон», учился в европейских университетах, долгое время жил в Париже и с молодости принадлежал к масонам – розенкрейцерам. Петр Разумовский, как офицер русской армии, принял участие в итальянской компании русской армии Суворова, но военная служба ему быстро наскучила… В 1806 году Петр Разумовский приехал в Одессу, где служил чиновником в канцелярии де Ришелье. Он стал другом де Ришелье и свою дачу построил рядом с его дачей. Их сблизило увлечение масонской эзотерикой, литературой и садоводством.

В. Савченко «Одесса масонская»


Оставить ответ

Рубрики